Rambler's Top100 Политика
 
 

 

21 ноября 2004 г. в Петербурге представители местного отделения "Совести", молодежного  "Яблока", организаций "Народно-трудовой союз", "Демократический союз", "Мемориал", "Гражданское действие", блокадников Ленинграда, ветеранов Чернобыля и др. провели пикет "В защиту Михаила Ходорковского и других жертв судебного произвола".

Предлагаем вашему вниманию рассказ о мероприятии одной из участниц петербургского крыла нашей группы, который она нам любезно прислала. Текст сохранен в оригинальной редакции, с авторской интерпретацией событий.

 

Марина Драченко

 

Первый блин - вьюгой

Для наших московских коллег устраивать пикеты - что орешки щелкать. А наш первенький задался не сразу. Всё началось со строгого выговора, полученного мной от Дили за то, что не организовали пикет в годовщину содержания под стражей Михаила Ходорковского.

 

- Где ж устраивать? - удивилась я, - В Москву, что ли, поедем?

 

- А если их в Сибирь сошлют, мы что, в Сибирь будем ездить пикеты устраивать?

 

Я пришла в восторг от Дилиной разумности и поклялась, что как только - так сразу. К сожалению, повод для пикета не заставил себя долго ждать - нашему главному подопечному рутинно отвесили очередной басманный срок - с14 ноября до 14 февраля. 14 ноября пришлось на воскресенье, и мы выбрали этот день для своего дебюта - пикета "В защиту Михаила Ходорковского и других жертв судебного произвола".

 

Начали с того, что пригласили к участию питерское молодежное "Яблоко". Дружественный лидер Павел Другов посмотрел на нас с отеческим сочувствием и сказал: "Заявите лучше от "Яблока". Мы стали объяснять, что, если, не дай Бог, наших подопечных всё же засудят, то нам придется долго напоминать о них петербуржцам, поэтому мы хотим освоить всю технологию самостоятельно. "Ну, что ж, осваивайте, - вздохнул Паша и в его взгляде появилась откровенная жалость, - А мы, конечно, поддержим".

 

Поддерживать пришлось со всех сторон. Выяснилось, что в Питере заявлять о пикете за 3 дня не принято - только за 10-15 дней. У нас оставались сутки. Задействовав "яблочную" оргтехнику вместе с секретарем, маршрутные такси, отгулы на работе и собственный могучий интеллект, все-таки успели. Беспечно упомянув в названии места проведения пикета слова "Невский проспект", мы угодили вместо районного ведомства в губернаторское. Галантный господин из Смольного вызвал нас на беседу строго по закону, через 3 дня, и вручил нам встречное предложение: провести пикет в тихом укромном месте, надежно укрытом от глаз петербуржцев. Иначе, как нам объяснили, наш пикет будет мешать движению пешеходов по Невскому проспекту. Ответить надо было в письменном виде, в течение 3-х дней. Два дня мы вели дискуссии и консультировались с более опытной дем. общественностью. В конце концов избрали вариант - отказ в согласовании считаем немотивированным, но обязуемся принять во внимание проблему, указанную администрацией. Пикет на 14.11 отменим в связи с отсутствием согласования и неприемлемости предложенного места пикетирования. Одновременно с этим двусмысленным ответом Смольному, подали новую заявку на 21.11, на 13.00, в администрацию центрального района СПб, назвав то же самое место по-другому. Маневр дал определенный эффект - заявку приняли. Но ответа мы ждали 9 дней. Все это время мы изучали закон 54ФЗ, подвергали чиновников администрации набегам и телефонным атакам, стращали их факсами, которые по нашему наущению отсылались из офиса "Яблока", и привлекали к боевым действиям матерых правозащитников из "Гражданского контроля". Если учесть, что часы работы администрации по большей части совпадали с нашими рабочими графиками, то к концу осады я почувствовала, что начинаю слегка недолюбливать наших нефтяных сидельцев, и, пройдя парочку согласований пикетов, смогу, пожалуй, претендовать на скромную должность в ген. прокуратуре.

 

Наконец, за 3 дня до пикета, мы выбили свою зловредную бумагу, но к этому времени иссякло терпение нашего служебного начальства, и нам пришлось уделить время своим профессиональным обязанностям, а также заняться оповещением участников пикета и СМИ. Накануне пикета дело дошло до изготовления плакатов. Процесс пошел в моей просторной однокомнатной квартире. Это было приятное занятие, сопровождавшееся творческим самовыражением и полным разгулом демократии. Я, наконец, реализовала свои маниакальные идеи, создав два агитшедевра:

 

М. Ходорковский - Мистер Человеческое Достоинство


Дело ЮКОСа: рэкет вместо правосудия

 

Меня особо радовало, что я называю происходящее своим именем. Поэтому буквы в слове "рэкет" у меня оказались ярко-красного цвета, в черном ободке и немыслимых размеров. Пока я эстетствовала, Диля произвела на свет целый выводок не столь изысканных по форме, но отменных по содержанию плакатов:

 

Горе от ума


Путин! Суд пройдет - позор останется


Басманный суд - под Суд

 

и т.д. Вершиной Дилиного самовыражения стал плакат-схема "Самодержавие". В центре плаката разместился лист из журнала "Коммерсант-Власть" с шестью фотографиями Путина в весьма живых позах. На остальном пространстве плаката Диля дотошно перечислила все прегрешения гаранта - уничтожение правосудия, дело ЮКОСа, пренебрежение конституцией, удушение независимых СМИ и т.д. Чтобы никто не сомневался в ответе на вечный русский вопрос "Кто виноват?", автор плаката использовала изрядное количество жирных черных стрелочек. Плакаты, осененные творческой рукой мастера, из комнаты перемещались на кухню, где подмастерье Марк доводил их до окончательного совершенства. А разгар наших трудов по радио передали штормовое предупреждение. Нам сообщили, что ко времени нашего пикета температура воздуха в северной столице понизится до 10 градусов мороза, порывы ветра достигнут 20 метров в секунду, а также будет подан обильный снегопад в виде метели. Мы приняли это к сведению и до позднего вечера бинтовали наши плакаты прозрачным скотчем.

 

Наконец день и час нашего дебюта настал. Вопреки обыкновению, метеопрогноз сбылся. Ветер с ног сшибал, поземка крутилась воронками, снег валил вовсю. По Пушкину: "Беда, барин! Буран!" Мы с Дилей прибыли к месту пикета за 15 минут почти одновременно, но некоторое время не узнавали друг друга из-за снегопада. Наконец воссоединились, укрылись в подворотне и стали держать совет. Признаюсь, что мы обе малодушно усомнились в мужестве участников пикета и прикидывали, стоит ли выставляться на обозрение землякам вдвоем. Диля считала, что надо повесить на себя по 4 плаката и пикетировать. Я настаивала, что две снежных бабы, укутанные в плакаты и постеры, могут нанести ущерб имиджу подшефных сидельцев.

 

В 13.05 мы были посрамлены - явился первый представитель "Яблока", а следом и наш Миша. Мы стали разворачивать плакаты, они улетали, мужики их ловили - словом, снежное шоу! Выручила абстрактная бетонная скульптура, водруженная каким-то эстетом у первых домов Малой Конюшенной. В скульптуре оказалось несколько сквозных отверстий, в которые мы затолкали плакаты и откуда их произвольно выдергивали резво прибывающие пикетчики. К 13.15 мы дружно выстроились в шеренгу с укрощенными плакатами. Пикет был заявлен до 20 человек, явилось человек 17-18 (более точно сказать не могу - кто-то запаздывал, а кто-то, окоченев, удалялся по-английски). Кроме нас и молодежного "Яблока", пришли представители "Гражданского действия", блокадников, ветеран Чернобыля, а также представитель молодежного правозащитного движения Андрей Юров. Появились журналисты, местное НТВ и т.д. Обремененная плакатами Диля бодро давала интервью.

 

Надо сказать, что так долго томившая нас ожиданием администрация Центрального района не прислала ни назначенного уполномоченного, ни милиции, так что мы были предоставлены сами себе. Зато я могла успокоить злополучным согласованием журналиста, который упорно допытывался, не боюсь ли я, что нас разгонят. Потом этот журналист побродил по Невскому и поинтересовался у прохожих, что они о нас думают. Петербуржцы откровенно признались, что если бы им "так заплатили" (интересно, как?), то они бы тоже стояли.

 

Душой пикета стал лидер яблочников Паша Другов. Он прихватил с собой маленький мегафончик культового желтого цвета и отрывался вовсю. "Свободу Ходорковскому!", - вопил Паша, перекрывая вой ветра, - "Сегодня сидит он, а завтра мы! И вы тоже! Наступает 37-ой год, нас всех посадят в тюрьму!". Ошалевшие прохожие сперва шарахались, а потом все же останавливались и таращились на припорошенных снежком пикетчиков. Погода не располагала к длительным политическим диспутам, но чтению наших плакатов петербуржцы уделили должное внимание. Одна злобная бабуся, пробегая рысцой по Невскому, все же предала нас анафеме, как некогда церковное начальство боярина Льва Толстого. Где-то к 13.30 Паша притомился и побежал за угол в пышечную, прихватив с собой парочку посиневших единомышленников. Минут через 10 они вернулись и Павел с новыми силами взялся за агитацию. Он громогласно выразил свое недоверие президенту Путину и даже предложил откомандировать его в президенты Луны, из чего мы сделали вывод, что пышки могут оказывать возбуждающее действие. В 13.50 я сильно пожалела, что не надела на ноги сапоги модели "Прощай, молодость". Я даже робко предложила завершить пикет пораньше в связи с тяжелыми погодными условиями, но была посрамлена Дилей и удостоилась титула ренегата.

 

В 14 часов мы расстались с яблочниками, заверив друг друга во взаимной симпатии и дальнейшем сотрудничестве, и отправились своей "ходоркологической" компанией согреваться чаем в Гостиный Двор (ей-богу, именно чаем!). Так что наш первый пикет прошел вьюгой. Но не комом, за что мы искренне благодарим питерский молодежный союз "Яблоко", организации "Гражданское действие " и "Гражданский контроль."

 

.

 

 

 

Независимая общественная группа "Совесть" создана 3 декабря 2003 г. для общественной поддержки акционеров и сотрудников компании "ЮКОС". Главной целью мы ставим соблюдение гражданских прав М.Б.Ходорковского и других лиц, проходящих по "делу ЮКОСа". Основная задача группы сегодня: всеми законными способами добиваться освобождения М.Б.Ходорковского и П.Л.Лебедева из-под стражи, а также беспристрастного и открытого судебного разбирательства. Группа не зависит от каких-либо политических объединений  и не преследует коммерческих целей, вся деятельность осуществляется на добровольной и безвозмездной основе.

© Sovest.org 2004    All rights reserved    

*   contact@sovest.org

( 7 (095) 722-8477

     


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru TopCTO Политика